Вопрос-ответ

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Право на отзыв заявления об увольнении по собственному желанию

Трудовой кодекс РФ предоставляет работнику право до истечения срока предупреждения работодателя об увольнении по собственному желанию в любое время отозвать поданное ранее письменное заявление. Увольнение в этом случае не производится.

Однако есть и исключение: если работодатель в письменной форме пригласил на место увольняющегося другого работника, которому в соответствии с Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора[1], то отзыв заявления об увольнении не может быть принят.

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Отметим, что в отношении работника, который уходит в отпуск с последующим увольнением по своей инициативе (по собственному желанию), предусмотрены специальные правила. Такой работник имеет право отозвать свое заявление об увольнении по собственному желанию только до дня начала отпуска, если на его место не приглашен в порядке перевода другой работник[2].

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Для наглядности представим сроки предупреждения работодателя об увольнении по собственному желанию в форме таблицы.

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Таким образом, пока двухнедельный (по общему правилу) или иной срок после подачи заявления об увольнении по собственному желанию не истек, работник может в любой момент передумать и отказаться от расторжения трудового договора. Работодателям необходимо учитывать, что работник может передумать даже за день до увольнения или в день увольнения, поскольку день увольнения входит в срок предупреждения и является его последним днем.

Порядок отзыва заявления об увольнении по собственному желанию

Отметим, что трудовым законодательством не установлен порядок отзыва заявления об увольнении по собственному желанию, а также не определена форма отзыва (устная или письменная).

Вместе с тем, поскольку Трудовой кодекс РФ предусматривает обязательную письменную форму подачи заявления об увольнении по собственному желанию, то в такой же форме должно быть выражено и волеизъявление работника об отзыве этого заявления.

То есть форма отзыва заявления об увольнении по собственному желанию должна быть письменной.

При этом документ, посредством которого работник может отозвать свое заявление об увольнении, может именоваться «заявление» или «уведомление» либо «отзыв».

Судебная практика системно подтверждает, что отзыв заявления об увольнении должен быть оформлен в письменной форме.

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания? Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Работник вправе отозвать свое заявление как путем непосредственного представления заявления (уведомления) об отзыве работодателю (в кадровую службу, отдел кадров), так и путем направления заявления (уведомления) об отзыве по почте заказным письмом или заверенной телеграммой.

Имеющаяся судебная практика показывает, что трудовые споры о применении норм Трудового кодекса РФ об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию очень распространены. Поэтому при принятии конкретных кадровых решений, связанных с увольнением работника, работодателям важно учитывать судебную практику по этому вопросу.

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания? Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания? Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

Суды общей юрисдикции также придерживаются точки зрения о возможности отзыва заявления об увольнении по собственному желанию посредством почтового или телеграфного отправления.

Они приходят к выводу, что истец надлежащим образом уведомил работодателя о намерении продолжить трудовые отношения путем отзыва заявления об увольнении с занимаемой должности до истечения срока предупреждения об увольнении[3].

Следовательно, легитимной стоит признать именно письменную форму заявления (уведомления) об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию, поскольку только письменный документ будет являться подтверждением волеизъявления работника об отказе от увольнения (по аналогии с письменной формой заявления об увольнении[4]). Устные заявления могут свидетельствовать только о намерениях работника и не должны порождать юридических последствий.

Таким образом, заявление работника об увольнении по собственному желанию сохраняет свою силу до момента отзыва его работником в письменной форме и является основанием для издания работодателем приказа (распоряжения) о прекращении трудового договора, заключенного с работником (если это заявление не было отозвано).

Как работнику доказать факт отзыва заявления об увольнении? Можно ли использовать свидетельские показания?

[1] Часть 4 ст. 80 ТК РФ.

[2] Часть 4 ст. 127 ТК РФ, Апелляционное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры от 03.09.2019 по делу № 33-6286/2019.

Когда суд восстановит на работе при увольнении по собственному желанию

Двое работников обратились в суд с иском о восстановлении на работе, мотивируя его тем, что их вынудили написать заявления об увольнении по собственному желанию.

В ходе судебного заседания было установлено, что в организации проводилось собрание, на котором рассматривался вопрос о возможном увольнении работников в связи с выявленными нарушениями, подтвержденными результатами служебного расследования.

Один из коллег истцов вел видеозапись собрания.

Благодаря этой записи и свидетельским показаниям судом было установлено, что в ходе собрания истцы некоторое время не соглашались писать заявления об увольнении по собственному желанию, сообщали работодателю, что им необходимо время, чтобы обдумать возможное решение об увольнении, и пытались дозвониться своему представителю.

https://www.youtube.com/watch?v=h2X2Wc0Regg\u0026pp=ygXGAdCa0LDQuiDRgNCw0LHQvtGC0L3QuNC60YMg0LTQvtC60LDQt9Cw0YLRjCDRhNCw0LrRgiDQvtGC0LfRi9Cy0LAg0LfQsNGP0LLQu9C10L3QuNGPINC-0LEg0YPQstC-0LvRjNC90LXQvdC40Lg_INCc0L7QttC90L4g0LvQuCDQuNGB0L_QvtC70YzQt9C-0LLQsNGC0Ywg0YHQstC40LTQtdGC0LXQu9GM0YHQutC40LUg0L_QvtC60LDQt9Cw0L3QuNGPPw%3D%3D

Суд по результатам просмотра видеозаписи отметил в своем решении следующее: «Данное собрание происходило на повышенных тонах, истцы не соглашались с предъявленными к ним сведениями об их виновных действиях, всячески пытались объяснить руководству вменяемые им нарушения. Кроме этого, из этой же записи, следовало, что истцы, сразу после написания заявлений, указали, что они не согласны с увольнением и будут в этом разбираться, что они просили их не увольнять, так как это единственная профессия, которой они владеют.

Присутствующий на собрании и допрошенный в судебном заседании свидетель № 1 пояснил, что снимал данное собрание на свой мобильный телефон по просьбе истца с самого начала, подтвердил, что истцы не собирались увольняться и увольнение было вынужденным под давлением руководства.

Допрошенный в суде свидетель № 2 пояснил, что также присутствовал на собрании, так как находился в момент его проведения в конторе предприятия, подтвердил, что истцам зачитывали результаты служебного расследования, однако истцы не соглашались ни с чем, спорили и не хотели писать заявление на увольнение, однако в конце данного собрания собственноручно написали заявления.

Анализируя добытые доказательства по делу и фактически установленные обстоятельства, суд приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела доводы истцов о том, что их увольнение по собственному желанию было вынужденным, нашли свое подтверждение.

В силу их юридической неграмотности и отсутствия у них необходимого времени для консультации, написание ими заявлений собственноручно на собрании было осуществлено при оказании на них психологического давления и они были поставлены перед выбором.

Указанное является основанием для признания увольнения истцов незаконным» (решение Шурышкарского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 26.02.2020 по делу № 2-15/2020).

Верховный суд объяснил, как человеку доказать, что он работал, если нет договора — Российская газета

Попытки же горе-работников все же доказать факт трудовых отношений с хозяином редко дают положительный результат. Именно поэтому разъяснения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ по итогам рассмотрения такого спора могут помочь людям, оказавшимся в схожей ситуации. А как показывает судебная статистика подобные иски встречаются часто.

Главное и самое ценное в разъяснениях высокого суда следующее — Верховный суд сказал, кто и что должен доказывать в суде, чтобы подтвердить факт трудовых отношений.

В нашем случае в суд пришел гражданин, житель курортного города, и стал уверять, что он работал примерно год на некую коммерческую фирму из соседнего региона. Контора занималась торговлей. В качестве доказательства трудовых взаимоотношений истец показал планшет с программой для работы с клиентами.

Он объяснил, что зарплату ему передавали водители фирмы, когда привозили товар в его город. Такая ситуация гражданина устраивала, но в один несчастливый день ему позвонили из офиса и сообщили, что он свободен.

Гражданину это не понравилось, и он обиделся. По его словам, для увольнения он не давал повода и не планировал увольняться. Но фирма все же уволила гражданина и даже не выплатила последнюю зарплату. Пришлось человеку обращаться в суд.

В иске этот гражданин попросил заплатить ему долг по зарплате — больше 70 тысяч рублей — и столько же потребовал за моральный и материальный ущерб. К иску он приложил все доказательства своего труда, которые на тот момент у него были — маршрутные листы, копию служебной переписки, копии накладных и бланки договоров на поставку товара, прайс-листы от покупателей и другие рабочие бумаги.

Истец заявил и нескольких свидетелей — граждан , которые видели его работу и которые могли подтвердить, что он действительно почти год трудился именно в этой фирме.

Показания свидетелей, которые подтвердили слова истца, не убедили районный суд, впрочем, как и другие представленные бумаги. Гражданин хотел пригласить еще нескольких свидетелей, но суд решил, что это не нужно и особого значения не имеет.

https://www.youtube.com/watch?v=h2X2Wc0Regg\u0026pp=YAHIAQE%3D

По мнению районного суда, факт трудовых отношений должен доказывать именно сам работник. А в нашем случае истец не смог доказать, что просил у работодателя трудовой договор и расписывался в ведомости за полученные суммы.

А еще райсуд отказался принимать во внимание копии накладных, договоры поставки исключительно потому, что они не были заверены. Это решение районного суда Симферополя поддержал и Верховный суд Крыма.

А вот Верховный суд РФ с таким вердиктом не согласился. Изучая дело, высокий суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора.

Они должны были, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, установить следующее: договорилась ли коммерческая фирма с истцом по поводу работы, подчинялся ли он правилам внутреннего трудового распорядка, выполнял ли обязанности в интересах работодателя, получал ли заработную плату.

Изучая дело, высокий суд обнаружил, что нижестоящие инстанции даже не разбирались в сути спора

Вместо этого, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, два суда безосновательно переложили бремя доказывания на сотрудника и ограничились выводом, что он не доказал факт трудовых отношений.

Верховный суд РФ заметил и вот какой серьезный момент: по его мнению, неправильно поступил районный суд, когда отказался отложить заседание для вызова свидетелей. При этом районный суд не объяснил, почему показания свидетелей со стороны оставшегося без работы гражданина, не подтвердят заявлений истца.

Две региональные инстанции решили, что трудовых отношений между гражданином и коммерческой структурой нет, потому что они не оформлены документально. Но «если сотрудник приступил к работе и выполнял ее с ведома или по поручению работодателя», то он трудился.

Об этом положении нашего Трудового кодекса напомнил коллегам Верховный суд РФ.

Читайте также:  В какие сроки должна выплачиваться заработная плата работникам?

И еще добавил следующее — если у гражданина на руках нет документов, подтверждающих, что он трудился, то, скорее всего, это нарушение компании, а не вина работника, подчеркнула высокая инстанция.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда подробно перечислила, что обязаны были сделать ее региональные коллеги по такому спору.

Во-первых, по мнению высокой инстанции, местные суды должны разбираться, договорилась ли коммерческая организация с работником насчет работы. Во-вторых, поинтересоваться, подчинялся ли гражданин трудовому распорядку. В третьих — выполнял ли этот человек свои трудовые обязанности и получал ли за их выполнение заработную плату.

Ни на один подобный вопрос местные суды, разбирая этот спор, не ответили.

В итоге Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ все вердикты своих региональных предшественников решила отменить. И «дело о работе без бумажки», она отправила обратно в Крым на новое рассмотрение в районном суде.

  • Отправила с жестким указанием — пересмотреть спор о работе без договора и разрешить ситуацию с учетом своих разъяснений.
  • Справка РГ
  • Чем подтвердить, что человек работал?

Подтвердить трудовые отношения могут внутренние документы — например, отчеты о проделанной работе, товарные накладные, заявки на перевозку грузов. Не помешает и СМС, а также переписка по электронной почте с работодателем.

Очень было бы правильно, если б эти документы гражданин перед походом в суд заверил у нотариуса.

Не стесняйтесь письменно задавать вопросы под нужным уклоном: закончился ли у меня испытательный срок, какой результат? Какой у меня режим рабочего времени, кому я подчиняюсь, как взаимодействую с другими отделами, работниками? Какие цели, задачи и сроки командировок? Когда ждать отпуск по графику отпусков?

Сейчас у абсолютного большинства есть мобильные телефоны с функцией записи разговоров. Но надо подчеркнуть — записанные по телефону разговоры менее ценны, чем письменные доказательства.

Ведь нередко бывает, что разговор сложно разобрать, а еще надо доказать, что собеседник был уполномочен представлять работодателя.

Если же записи будут оспариваться в суде, то потребуется экспертиза, а это долго и дорого.

Основания для отказа в удовлетворении заявления об отзыве заявления об увольнении — Компания «АПИ»

Признано законным увольнение по инициативе работника при наличии заявления об отзыве заявления об увольнении в Определении Приморского краевого суда от 31.03.2015 по делу N 33-2574/2015.

Суть вопроса в следующем. М. обратилась в суд с иском к закрытому акционерному обществу о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Суд по делу установил, что между М. и ответчиком 25 декабря 2009 г. был заключен трудовой договор на неопределенный срок с 25 декабря 2009 г.

, истица была принята на работу на должность менеджера по продажам 1-й категории. 29 марта 2012 г.

с работодателем было заключено дополнительное соглашение к трудовому договору и был издан приказ о переводе истицы на должность коммерческого директора отдела продаж филиала общества в г. Владивостоке.

15 июля 2014 г. М. подала заявление об увольнении по собственному желанию.

28 июля 2014 г. она подала заявление об отзыве своего заявления об увольнении по собственному желанию.

Приказом от 22 июля 2014 г. М. была уволена с 29 июля 2014 г. по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Ответчик представил письменные доказательства того, что на должность коммерческого директора филиала общества был приглашен в письменной форме другой работник, которому не может быть отказано в заключении трудового договора. Так, представлено письменное предложение работы на должность коммерческого директора филиала в г. Владивостоке В. от 22 июля 2014 г.

Также ответчиком представлено письмо, направленное в адрес работодателя В. от 22 июля 2014 г. о согласовании возможности перевода из общества 2 на постоянную работу на должность коммерческого директора филиала.

22 июля 2014 г. В. подал заявление об увольнении в порядке перевода в филиал общества.

30 июля 2014 г. между обществом и В. был заключен трудовой договор о замещении последним должности коммерческого директора филиала общества и был издан приказ о его приеме на работу в порядке перевода из общества 2.

Отметим, что согласно ст. 64 ТК РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора. Нельзя отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя, в течение одного месяца со дня увольнения с прежнего места работы.

При таких обстоятельствах суд, установив, что на момент отзыва М. заявления об увольнении на ее место претендовал в порядке перевода от другого работодателя В., в связи с чем ему не могло быть отказано в заключении трудового договора, верно пришел к выводу о законности увольнения М. по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ.

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, оценивая собранные по делу доказательства в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, с учетом требований закона правомерно пришел к выводу об отказе М. в удовлетворении заявленных требований, поскольку увольнение истицы по п. 3 ч. 1 ст.

77 ТК РФ (по инициативе работника) было произведено ответчиком с соблюдением требований действующего трудового законодательства и на основании поданного ею заявления об увольнении по собственному желанию, доказательства отсутствия добровольного волеизъявления на подачу заявления об увольнении по собственному желанию истица в нарушение ст. 56 ГПК РФ и п. 22 Постановления Пленума ВС РФ N 2 в суд не представила. С учетом вышеизложенного вывод суда об отказе в иске о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула правомерен.

Ссылки истицы в апелляционной жалобе на те обстоятельства, что работодателем нарушено ее право на отзыв заявления об увольнении и что принятие по трудовому договору в порядке перевода В.

до его увольнения нарушает трудовые права истицы, несостоятельны и не влекут отмену решения, поскольку истица реализовала свое право на увольнение в порядке п. 3 ч. 1 ст.

77 ТК РФ, при этом ее право на отзыв заявления в данных условиях нарушено не было.

Довод апелляционной жалобы истицы о том, что увольнение В. 20 октября 2014 г. подтверждает формальность его пребывания на должности коммерческого директора филиала общества, которое было затеяно с целью не допустить восстановления на работе и выплаты заработной платы М., является несостоятельным, поскольку истица в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представила допустимые доказательства.

Ссылки в апелляционной жалобе на тот факт, что в судебном заседании выяснилось, что общество является участником общества 2 и его структурным подразделением, в связи с чем у В. не спрашивали его мнения и заставили подписать документы на перевод задним числом, судебной коллегией отклонены, поскольку доказательств указанных обстоятельств М. не приведено.

В Апелляционном определении Верховного суда Республики Татарстан от 23.07.

2015 по делу N 33-10839/2015 отказ работодателя в исполнении заявления работника об отзыве заявления об увольнении был признан незаконным, поскольку на должность, с которой увольнялся работник, был приглашен в письменной форме другой работник, работающий у этого же работодателя, что не имеет юридического значения.

Суд указал, что преждевременное оформление работодателем увольнения, по сути, лишило истицу права до истечения срока предупреждения об увольнении в любое время отозвать свое заявление. Допущенное ответчиком нарушение процедуры увольнения по инициативе работника, попирающее предусмотренную законом гарантию, направленную на сохранение трудовых прав работника, является существенным.

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс

Статья: Право работника отозвать заявление об увольнении по собственному желанию: порядок реализации (Тишин А.П.) («Упрощенная система налогообложения: бухгалтерский учет и налогообложение», 2016, N 2) {КонсультантПлюс}

Доказываем трудовые отношения: судебная практика и советы юристов — новости Право.ру

По закону работник и работодатель заключают договор, который описывает трудовые функции, условия оплаты и режим рабочего времени (ст. 56, ст. 57 и ст. 68 ТК). Документ в письменном виде оформляет работодатель в течение трех дней после того, как человек приступил к своим обязанностям (ст. 67 ТК). 

Если соглашение не заключить, то в случае споров придется доказывать наличие трудовых отношений, а сделать это не всегда просто. С такой ситуацией столкнулся Леонид Изумрудов*, с которого работодатель пытался взыскать зарплату как неосновательное обогащение. 

Не хватило доказательств 

С апреля по май 2019 года Изумрудов* официально трудился в компании «Креативити». Но согласно реестрам выплаты заработной платы деньги ему перечисляли с февраля 2018-го по декабрь 2019-го. По мнению фирмы, часть денег (2,9 млн руб.) ему перевел по ошибке бывший директор организации Антон Сухомлин*.

Чтобы вернуть средства как неосновательное обогащение, «Креативити» обратилась в Центральный райсуд Сочи (дело № 2-315/2021). Изумрудов утверждал, что работал в компании три года, получая 33 000 руб. в месяц. Именно эту сумму ему и перечисляли ежемесячно.

Ответчик просил суд истребовать соответствующие документы из ФСС и ПФР, но в удовлетворении ходатайства отказали. 

«Креативити» принесла в суд документы о выплате Изумрудову зарплаты и командировочных, но судья Руслан Тайгибов не обратил на них внимания. Он посчитал, что трудовой договор между фирмой и Изумрудовым с апреля по май 2019 года — единственное доказательство по делу.

Суд отметил: ответчик не смог доказать, что между ним и истцом заключена сделка или оформлен трудовой договор на спорный период. Получается, Изумрудов получил деньги безосновательно и должен их вернуть, поэтому иск удовлетворили. С решением согласились Краснодарский краевой суд и Четвертый кассационный суд общей юрисдикции.

Бывший работник написал жалобу в Верховный суд (дело № 18-КГ22-79-К4). 

Читайте также:  Кого и в какие сроки работодатель должен уведомить о несчастном случае на производстве?

ВС защитил права работника 

Тройка судей под председательством Сергея Асташова подчеркнула: суды должны учитывать не только формальные документы (трудовой договор или штатное расписание), но и фактические признаки наличия трудовых отношений (ст. 15 и ст. 56 ТК).

Нижестоящие суды назвали трудовой договор между компанией и Изумрудовым, действовавший с апреля по май 2019-го, единственным доказательством по делу, но это не так.

ВС обратил внимание на документы о выплате Изумрудову зарплаты и командировочных.

А само по себе отсутствие трудового договора в спорный период не исключает наличия трудовых отношений, ведь обязанность по их оформлению лежит на работодателе.

«Трудовой договор, не изготовленный в письменной форме, считается заключенным, если сотрудник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя», — указал ВС, сославшись на ст. 22 ТК и п.

20 Постановления Пленума ВС от 29.05.2018 № 15. В итоге ВС отменил акты апелляции и кассации и направил дело на новое рассмотрение в Краснодарский краевой суд (дело № 33-36656/2022).

Судебное заседание пройдет 12 января. 

Советы юристов 

Чтобы доказать наличие трудовых отношений, работнику нужно собрать больше письменных доказательств. Среди них могут быть пропуск на территорию, где расположена фирма, журнал регистрации прихода-ухода, график отпусков и акты выполненных работ.

https://www.youtube.com/watch?v=LOh8z5a-H9Y\u0026pp=ygXGAdCa0LDQuiDRgNCw0LHQvtGC0L3QuNC60YMg0LTQvtC60LDQt9Cw0YLRjCDRhNCw0LrRgiDQvtGC0LfRi9Cy0LAg0LfQsNGP0LLQu9C10L3QuNGPINC-0LEg0YPQstC-0LvRjNC90LXQvdC40Lg_INCc0L7QttC90L4g0LvQuCDQuNGB0L_QvtC70YzQt9C-0LLQsNGC0Ywg0YHQstC40LTQtdGC0LXQu9GM0YHQutC40LUg0L_QvtC60LDQt9Cw0L3QuNGPPw%3D%3D

В суде надо будет доказать, что отношения сторон соответствовали ст. 15 ТК («Трудовые отношения»), говорит руководитель департамента контроля качества Федеральный рейтинг.
Нурида Ибрагимова.

То есть человек выполнял задачи в интересах и под контролем работодателя, подчинялся правилам внутреннего распорядка.

При этом работодатель знал о выполнении работы, обеспечил подходящие условия (например, предоставил нужные инструменты) и заплатил за работу. 

Подтвердит наличие трудовых отношений включенность человека в рабочий коллектив и выполнение наравне со всеми регулярных активностей, поясняет руководитель группы практики трудового и миграционного права Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Экологическое право
Виталия Кузнецова. Речь может идти о субботниках или корпоративных играх. Помогут и сведения о наличии в компании такой же или близкой по функциям штатной должности, добавляет эксперт. 

Старший юрист практики трудового и миграционного права Федеральный рейтинг.

группа АПК и сельское хозяйство группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Комплаенс группа Международный арбитраж группа Морское право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа Банкротство (споры high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Недвижимость, земля, строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) 1место По выручке 1место По количеству юристов 3место По выручке на юриста Профайл компании
Владимир Степанов рассказывает, что трудовые отношения удастся доказать, если кто-то из коллег согласится дать свидетельские показания. 

Существенным доказательством в пользу трудовых отношений будут даты выплаты зарплаты. Если есть фиксированное ежемесячное вознаграждение, которое выплачивается дважды в месяц и в те же даты, что и нанятым по трудовому договору, то налицо трудовые отношения.

Владимир Степанов

Но лучше до суда не доводить, уверены эксперты. Сторонам еще на берегу нужно договориться о характере взаимоотношений, говорит Кузнецова.

Например, можно оформить не трудовой, а гражданско-правовой договор (ГПД), если работник собирается выполнять конкретные задачи по заявкам.

При этом в договоре стоит уточнить, что он не будет трудовым, чтобы в дальнейшем не было недопониманий, добавляет юрист. 

С точки зрения работника, предпочтительнее заключать трудовой договор, отмечает Степанов. Такой документ дает льготы и социальные гарантии, включая право на отпуск и больничный.

К тому же, если заключен гражданско-правовой договор, а фактически отношения трудовые, есть риск, что в случае конфликта работник обратится в суд с требованием о признании отношений трудовыми. Это невыгодно для работодателя: как минимум придется понести судебные расходы и потратить время на разбирательство.

А как максимум — перечислить работнику невыплаченную зарплату и компенсацию за неиспользованный отпуск, закупить оборудование или материалы для работы (или возместить их стоимость, если сотрудник купил их сам), предоставить все причитающиеся льготы. 

Степанов добавляет, что часто суды встают на сторону работника как слабой стороны (дела № 46-КГПР22-34-К6, № 5-КГ20-158-К2). Поэтому любые неустранимые сомнения при рассмотрении спора будут толковаться в пользу наличия трудовых отношений (ст. 19.1 ТК). 

* Имя и фамилия изменены редакцией.

ВС: Тяжелое материальное положение работника должно учитываться при принятии его заявления об увольнении по собственному желанию

Верховный Суд опубликовал Определение от 13 июля № 39-КГ20-3-К1, в котором призвал нижестоящие суды учитывать все обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения трудового спора.

Обстоятельства спора

9 февраля 2010 г. Ирина Корда трудоустроилась старшей вожатой в областную государственную общеобразовательную школу-интернат г. Курска.

7 ноября 2017 г. она подала заявление об увольнении по собственному желанию с 8 ноября. В тот же день директор письменно уведомила председателя первичной профсоюзной организации о принятом сотрудницей решении уволиться без отработки установленного ТК РФ периода в 14 дней, с просьбой высказать мотивированное мнение об этом.

Первичная профсоюзная организация согласилась с проектом приказа об увольнении, и с 8 ноября 2017 г. Ирина Корда была уволена по п. 3 ч. 1 ст. 77 (по инициативе работника) ТК. В тот же день ее ознакомили с приказом об увольнении.

28 ноября 2017 г. Ирина Корда направила письменное обращение о нарушении ее трудовых прав в государственную инспекцию труда Курской области, в котором просила восстановить ее в ранее занимаемой должности, ссылаясь на то, что она подвергалась материальному и моральному давлению со стороны работодателя и не имела добровольного волеизъявления на увольнение по собственному желанию.

В письме от 19 декабря 2017 г. областная госинспекция труда ответила, что факт понуждения заявительницы к написанию заявления об увольнении по собственному желанию не нашел документального подтверждения. Также сообщалось, что вопрос законности увольнения является индивидуальным трудовым спором и в соответствии со ст. 391 ТК подлежит рассмотрению в суде.

В связи с этим Ирина Корда обратилась с исковым заявлением в Ленинский районный суд г.

Курска с требованием установить факт понуждения ее к увольнению, признать увольнение незаконным и восстановить ее на работе, а также взыскать с ответчика в ее пользу сумму среднего месячного заработка за время вынужденного прогула в размере более 42 тыс. руб. и компенсацию морального вреда в размере 1 млн руб.

В судебном заседании истец пояснила, что является малоимущей, одна воспитывает троих детей, проживает в квартире площадью 9 кв. м, в которой четвертую зиму (с 2014 по 2018 г.) отсутствует отопление, неисправна электропроводка, требуется капремонт.

Женщина добавила, что неоднократно обращалась за помощью в различные инстанции, в том числе в отдел опеки и попечительства в 2015 и 2016 гг. В 2017 г. она вновь обратилась за помощью, собрала необходимые документы, позвонила на прямую линию Президенту РФ. После обращения к президенту было выделено 150 тыс. руб.

на работы по восстановлению отопления и электропроводки в квартире, однако денежные средства Ирина Корда не получила, впоследствии был произведен ремонт и установлен некачественный котел отопления.

Истец также указала, что на работу стали поступать звонки, в которых сообщалось о ее жалобах главе государства, на нее стало оказываться моральное давление со стороны заместителя директора школы-интерната по воспитательной работе. Заявление об увольнении по собственному желанию она написала, чтобы узнать, как поведет себя директор, которая, зная о ее тяжелом материальном положении, тем не менее подписала заявление, не выяснив причин.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к выводу, что утверждения истца о вынужденном характере принятого ею решения об увольнении не нашли подтверждения. Действия Ирины Корды, указал суд, свидетельствовали о намерении расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе, и подача заявления об увольнении являлась ее добровольным волеизъявлением.

Суд также сослался на то, что первичная профсоюзная организация сотрудников школы-интерната согласилась с проектом приказа об увольнении, истец была ознакомлена с приказом в установленный законом срок, ей была выдана трудовая книжка. Кроме того, до издания приказа об увольнении она не обращалась с заявлением к работодателю об отзыве заявления, а после издания приказа на работу не выходила.

Читайте также:  Обязан ли работодатель получить согласие работника на его выезд в командировку в выходной день?

Апелляция согласилась с выводами первой инстанции, а доводы истца о ее тяжелом материальном положении и нахождении на иждивении троих несовершеннолетних детей признала не имеющими правового значения для разрешения спора о правомерности увольнения работника по собственной инициативе.

Первый кассационный суд общей юрисдикции не установил нарушений норм материального и процессуального права судами нижестоящих инстанций и признал их выводы соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

ВС указал на необходимость установления всех юридически значимых обстоятельств, которые могли повлиять на решение сотрудника уволиться

Не согласившись с судебными актами, Ирина Корда обратилась в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, ВС заметил, что по данному спору юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований и их обоснования, возражений ответчика относительно иска и регулирующих спорные отношения норм ТК являлись следующие обстоятельства: были ли действия Ирины Корды при подаче заявления об увольнении по собственному желанию добровольными и осознанными; понимала ли она последствия написания такого заявления, разъяснял ли ей работодатель указанные последствия, сообщал ли о праве отозвать заявление и в какие сроки это может быть сделано, выяснял ли причины его подачи, а также возможность трудоустройства к другому работодателю, исходя из семейного и материального положения заявительницы.

Верховный Суд посчитал, что судебные инстанции не определили и не установили юридически значимые обстоятельства, а потому предметом исследования и оценки они не являлись.

«Рассматривая исковые требования Корды И.М. о незаконности ее увольнения, судебные инстанции ограничились лишь указанием на то, что утверждения Корды И.М.

о вынужденном характере принятого ею решения об увольнении не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, тем самым произвольно применили ст.

56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и нарушили требования процессуального закона, касающиеся доказательств и доказывания в гражданском процессе», – подчеркивается в определении.

Между тем, заметил ВС, в обоснование заявленных требований заявительница ссылалась на то, что является малоимущей, многодетной матерью, одна воспитывает троих детей, проживает в квартире, в которой отсутствует отопление, неисправна электропроводка, требуется капитальный ремонт, неоднократно обращалась за помощью в различные инстанции, в том числе в отдел опеки и попечительства. По вопросу отсутствия в квартире отопления звонила на прямую линию президенту. Оказание на нее морального давления со стороны заместителя директора школы-интерната по воспитательной работе она связывает с обращением к главе государства и выделением ей денежных средств на капремонт.

Высшая инстанция обратила внимание, что судебные инстанции также оставили без внимания и оценки утверждение Ирины Корды о том, что целью подачи ею заявления об увольнении было не расторжение трудового договора, а желание узнать, как поведет себя директор.

Кроме того, указал Верховный Суд, ссылка судебных инстанций в обоснование вывода о намерении истца расторгнуть трудовой договор по собственной инициативе, о добровольности ее волеизъявления на подачу заявления об увольнении, а также на то, что первичная профсоюзная организация сотрудников согласилась с проектом приказа об увольнении, не основана на положениях ст. 82 ТК, предусматривающей участие выборного органа первичной профсоюзной организации при рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя, а не работника. Однако, заметил Суд, нижестоящими инстанциями не было выяснено, в связи с чем директор школы-интерната 7 ноября 2017 г. в письменной форме уведомила председателя первичной профсоюзной организации о принятом заявительницей решении уволиться без отработки 14 дней и просила высказать свое мотивированное мнение об этом.

ВС также указал, что директор школы об обстоятельствах подачи истцом заявления об увольнении по собственному желанию, о разъяснении ей последствий подачи такого заявления, права отозвать его и сроках отзыва, а также о причинах обращения в первичную профсоюзную организацию за мотивированным мнением в судебном заседании опрошена не была.

Высшая инстанция отметила, что согласно материалам дела Ирина Корда, воспитывая одна троих несовершеннолетних детей и подавая заявление об увольнении по собственному желанию, иных источников дохода, как и другого места работы, не имела, на момент увольнения у нее была задолженность более 25 тыс. руб.

по договору потребительского займа. После получения приказа об увольнении она направила письменное обращение о нарушении трудовых прав в областную госинспекцию труда с просьбой восстановить ее в ранее занимаемой должности, обосновав причины. «Этим обстоятельствам и доводам Корды И.М.

судебными инстанциями правовая оценка не дана», – подчеркивается в определении.

ВС также назвал ошибочным вывод апелляционной инстанции о том, что тяжелое материальное положение истца и нахождение у нее на иждивении троих детей не имеют правового значения для разрешения спора. В то же время существенное значение имеет установление всех юридически значимых обстоятельств, которые могли повлиять на решение истца об увольнении по собственному желанию.

«Изложенное, по мнению Судебной коллегии, свидетельствует о формальном подходе судебных инстанций к рассмотрению настоящего дела по разрешению спора, связанного с реализацией права на труд лица, которое может быть отнесено к гражданам, нуждающимся в социальной защите, что привело к нарушению задач и смысла гражданского судопроизводства, установленных ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и права Корды И.М. на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, гарантированную каждому ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации, а также ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, п. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах», – резюмировал ВС, отменяя решения нижестоящих судов и направив дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты неоднозначно оценили позицию Суда

В комментарии «АГ» ведущий юрист INTELLECT Андрей Тронин заметил, что данным определением ВС «продолжает череду чрезмерно патерналистских по отношению к работникам как более слабой стороне трудовых отношений, судебных актов».

«Конечно, содержащиеся в определении укоры в адрес нижестоящих судов о необходимости неформального подхода к рассмотрению спора с выяснением и исследованием всех имеющих значение для дела обстоятельств выглядят многообещающе.

Однако в целом выраженный в позиции ВС подход видится весьма спорным и даже опасным для судебной практики, – считает эксперт. – Работник в рамках названного дела пояснила мотив написания заявления – посмотреть реакцию руководителя на этот шаг.

Но такой мотив свидетельствует не о том, что работник вынужденно под давлением работодателя написал заявление, а скорее об обратном.

Соответственно, определение ВС накладывает на работодателя ряд ранее неведомых ему, исходя из закона и сложившейся судебной практики, обязанностей при получении от работника заявления об увольнении по собственному желанию: разъяснить последствия написания такого заявления, право отозвать его и в какие сроки; выяснить причины подачи заявления, а также поставить вопрос о возможном трудоустройстве к другому работодателю, исходя из семейного и материального положения работника. Все это ставит работодателя, в том числе вполне добросовестного, в еще более шаткое и неуверенное положение при получении от работника заявления об увольнении по собственному желанию».

Юрист добавил, что, исходя из установленного судебной практикой распределения бремени доказывания в спорах такого рода, именно работник должен доказать недобровольность своего волеизъявления на увольнение по собственному желанию.

«Как правило, сделать это сложно, поскольку для доказывания работник должен представить какую-то переписку, указывающую на давление со стороны работодателя, либо свидетельские показания, либо аудио- и видеоматериалы переговоров на этот счет.

Однако представить такого рода доказательства работник по разным причинам зачастую не может.

Поэтому более распространенной является ситуация, когда суд отказывает в удовлетворении иска, а вышестоящие суды в случае обжалования соглашаются с выводом о том, что работник не доказал факт давления на него, направленного на увольнение по собственному желанию», – резюмировал эксперт.

По мнению адвоката адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Ольги Туренко, Судебная коллегия по гражданским делам ВС, по сути, сказала твердое и бесповоротное «нет» формальному рассмотрению дел об увольнении и «да» всестороннему, полному, детальному изучению всех аспектов и нюансов, имеющих существенное значение.

Она отметила, что суд первой инстанции ограничился «установлением формальных условий применения нормы», т.е.

просто проверил правильность составления документов об увольнении с точки зрения их количества и орфографии, однако, например, не вызвал и не допросил бывшего работодателя об увольнении истца, о разъяснении ей последствий подачи такого заявления, о праве отозвать заявление, сроках отзыва, а также о причинах обращения в первичную профсоюзную организацию за мотивированным мнением относительно ее увольнения.

Ольга Туренко указала, что ВС по дипломатичному мягко назвал «ошибочной» позицию апелляционной инстанции о том, что «тяжелое материальное положение уволенной работницы и нахождение у нее на иждивении троих несовершеннолетних детей не имеют правового значения для разрешения возникшего спора».

Адвокат также обратила внимание, что данная категория дел является вариативной, а значит, каждое дело отличается и не приемлет кого-либо обобщения. «Для таких дел характерна необходимость тщательной проработки всех деталей и обстоятельств – это касается как стадии подготовки обращения в суд, так и судебного разбирательства.

Несмотря на то что суд обязан досконально разобраться в вопросе и поднять все необходимые материалы, вызвать и допросить всех лиц, имеющих сведения об обстоятельствах увольнения, условиях жизни работника, на практике это происходит далеко не всегда.

Судам необходимо соблюдать баланс между стремлением уложиться в процессуальные сроки и качеством рассмотрения дела», – резюмировала она.