Документы

Неосновательное обогащение: судебная практика и закон

Тема применения ст. 1109 ГК РФ, наверное, никогда не иссякнет, а споры относительно ее содержания не прекратятся.

Я уже однажды писал про одно из дел, в котором доверитель был защищен от требований о взыскании неосновательного обогащения именно на основании ст. 1109 ГК РФ.

Подобную позицию я применял и в других делах. Ее применяли успешно и мои коллеги, а также те, кто читал вышеуказанную публикацию.

У кого нет желания читать данный обзор могут перейти к продолжению этой публикации с приведением конкретного примера защиты доверителя от требования возврата неосновательного обогащения в публикации: Когда переводы на карточку не взыскиваются в качестве неосновательного обогащения. Защита доверителя от требований о возврате неосновательного обогащения.

Нельзя сказать, что существует единообразная практика применения ст. 1109 ГК РФ, что все ее одинаково понимают, что все согласны, кто и что должен по ней доказывать. Даже публикации коллег на Праворубе говорят о том, что из этой статьи ГК РФ делаются разные выводы.

Но право — это не математика. В нем нет никаких раз и навсегда заданных истин. Хотя многие юристы весьма категоричны в своих суждениях, полагая, что только им известно, как правильно применять право, но я далек от такого подхода.

В праве 2+2 может быть иногда равно 1, иногда трем, совсем редко 4, а часто равно 5. Хотя и в математике такое бывает, что 2+2 не равно 4, но все же реже, чем в праве.

Для права более подходит анекдот про раввина.

Неосновательное обогащение: судебная практика и закон

А теперь перейду к нашей теме.

Каждый день на банковские карточки граждан осуществляются тысячи переводов. И мало кто подозревает, что получив на свою карточку денежные средства, можно легко стать ответчиком по иску о неосновательном обогащении.

Представим, что Петя Иванов сделал Феде Смирнову несколько платежей на его банковскую карточку. Допустим Петя перевел Феде 100 000 рублей, а затем через неделю еще 100 000 рублей, и еще через неделю еще 200 000 рублей.

Неосновательное обогащение: судебная практика и закон

Предположим, что никто, кроме Пети и Феди не знает, по какой причине переводились деньги.

А таких причин может быть тьма: Петя возвращает долг; Петя дает деньги Феде в долг; Петя переводит деньги, чтобы Федя их кому-либо предал; Петя переводит деньги в знак благодарности; Петя переводит деньги, чтобы Федя что-либо купил на них для Пети; Петя платит Феде за юридические консультации. Этот ряд можно продолжать до бесконечности.

  • Самое главное в нашем предположении — это отсутствие для стороннего наблюдателя каких-либо объективных доказательств наличия оснований платежа.
  • А теперь вопрос, а если Петя захочет вернуть эти деньги, то с точки зрения справедливости при каких условиях следует их взыскивать?
  • Если Петя, например, совершил ошибочный платеж, то справедливо его будет взыскать с получателя. Но вряд ли три значительных платежа периодичностью через неделю являются ошибочными
  • Равным образом, будет справедливо взыскать деньги с Феди, если это был платеж по договору, который Петя и Федя хотели заключить, но не заключили.

Но если нет никаких доказательств существования обязательства, во исполнение которого Петя перевел деньги Феде (может оно и было, но нет доказательств). На кого справедливо возложить риск отсутствия таких доказательств.

На мой взгляд, риск негативных последствий следует возлагать на того, кто осуществляет платеж. Если лицо сознательно и добровольно переводит другому лицу деньги, то именно оно должно позаботиться о том, чтобы у него имелись подтверждения наличия оснований платежа.

https://www.youtube.com/watch?v=dyeaCRqc3hc

В противном случае все те сотни тысяч платежей, которые производятся ежемесячно между гражданами, придется признавать неосновательным обогащением и взыскивать с получателей, но в подавляющем большинстве случаев эти переводы либо имеют основания, либо являются добровольными и сознательными безвозвратными платежами.

Поэтому вероятность того, что нет мотивов для возврата денег, гораздо выше обратного. Кто помнит мою публикацию про стандарты доказывания поймет, что в подобном случае возложение обязанности доказывания на получателя платежа в случае неопределенности приведет к валу ошибочных решений.

Соответственно, по моему убеждению, именно на плательщика необходимо возлагать бремя доказывания, что деньги по ошибке переведены не тому лицу, либо тому лицу, но в размере, превышающем договорные обязательства; либо отпадение основания, по которому были получены деньги, например, при признании договора незаключенным, при расторжении договора, когда были произведены авансовые выплаты и иных подобных случаях. 

Ведь если кто-то производит несколько платежей, то это делается либо в силу существования договорных отношений и в таком случае переводящий деньги в подавляющем большинстве случаев должен располагать доказательствами таковых. 

В споре, о котором пойдет речь в параллельной публикации, ответчику от истца поступали десятки платежей на карточку общей суммой более 1 700 000 рублей.

Платежи поступали для самых различных целей, но все они не имели  возвратного характера.

  Если возложить на ответчика в таком случае обязанность доказывания того, по какому основанию был получен каждый платеж, и если он не представит доказательств взыскать с него эту сумму, то мы придем к явной несправедливости.

На мой взгляд истец, как лицо, расстающееся со своими деньгами и совершающее действие может в большей степени избежать риска их потери, потребовав от получателя, например, подписанную и отсканированную копию договора.

Если же  истец сознательно регулярно что-то переводит ответчику и не может сказать в суде ничего вразумительного относительно того, а для чего он вообще переводил деньги, то следует сделать вывод, что он сознательно, добровольно и без наличия какого-либо обязательство перечислял деньги. Но в таком случае нет никакой ошибки, нет перевода по незаключенному договору и так далее, а поэтому нет предпосылок считать такие переводы неосновательным обогащением.

Неосновательное обогащение: судебная практика и закон

На самом деле гражданское право в большей части заключается в справедливом распределении рисков, а как говорил Агарков М.М. их следует возлагать на того, для кого легче их предотвратить. 

Вернемся к ситуации Феди и Пети. Петя в суде будет говорить в суде одну версию, почему был перевод, а Федя — другую.

В большинстве таких случаев никакой суд не сможет установить реальные отношения сторон, а поэтому решение может быть принято на справедливом распределении рисков на того, кто легче может его избежать: ты делаешь платеж, тогда прими меры к тому, чтобы у тебя были доказательства его возвратности; не принял таких мер — считаем, что был добровольный платеж при отсутствии обязательств, который не может рассматриваться, как неосновательное обогащение.

На мой взгляд, ст. 1109 ГК РФ как раз вводит такую модель распределения рисков и обязанностей доказывания.

Проанализирую кратко существующую практику, которая исходит из той позиции, которую я изложил.

Краткий обзор судебной практики по применению ст. 1109 ГК РФ

Когда я говорил о применении ст. 1109 ГК РФ речь шла, естественно, о п. 4 этой статьи, в которой говорится следующее:

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

И что же здесь сложного спросит читатель. Несмотря на простоту формулировки, проблема заключается в том, кто и как должен доказывать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Можно ли доказать отрицательный факт? Попробуйте. Например, может ли займодавец доказать тот факт, что ему не вернули сумму займа? Нет, не может.  Возможно лишь доказать факт возврата займа.

И в делах о неосновательном обогащении, как получатель может доказать, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства?

Получатель может лишь в процессе взыскания неосновательного обогащения спросить истца или его представителя, а во исполнение какого обязательства переводились деньги.

И, поверьте, во всех подобных делах, в которых я участвовал, как правило никто не мог сказать, во исполнение какого обязательства переводились деньги. А объяснения сторон согласно ст.

55 ГПК РФ также являются доказательствами и если сама сторона говорит, что нет такого обязательства, во исполнение которого переводились деньги, то как раз и в таком случае и применима ст. 1109 ГК РФ.

Мое видение подтверждается и судебной практикой, которая приводится ниже.

Неосновательное обогащение: судебная практика и закон

Апелляционное определение Московского городского суда от 04.04.2019 по делу N 33-13749/2019

В силу ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

В силу ч. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

  1. По смыслу данной нормы не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения денежная сумма, предоставленная во исполнение несуществующего обязательства.
  2. Доказательств тому, что денежные средства перечислялись на условиях возвратности со стороны ответчика, материалы дела не содержат.
  3. Суд учел, что истцом на протяжении длительного времени перечислялись денежные средства в отсутствие каких-либо письменных соглашений, зная об отсутствии каких-либо обязательств с его стороны о перечислении указанных денежных средств, их близкие родственные отношения.
  4. Истцом не представлено достаточных и достоверных доказательств наличия между истцом и ответчиком договорных отношений, того, что ответчиком приняты на себя обязательства по возврату денежных средств.
  5. Оценив установленные обстоятельства в совокупности с объяснениями сторон и иными собранными доказательствами, суд пришел к выводу о том, что истцу было известно об отсутствии с ответчиком каких-либо договорных отношений, доказательств обратного истцом не представлено.
  6. Принимая во внимание, что истцом систематически осуществлялись платежи ответчику, при этом истцу было известно об отсутствии письменного обязательства об их возврате, об отсутствии у него обязательства по перечислению денежных средств ответчику, заявленные истцом требования о взыскании с ответчика неосновательного обогащения в размере сумма, процентов за пользование чужими денежным средствами сумма, судом первой инстанции отклонены.
Читайте также:  Нужно ли менять права при смене фамилии? Процедура замены прав

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции. Данные выводы основаны судом на материалах дела, к ним он пришел в результате обоснованного анализа письменных доказательств, которым дал надлежащую оценку в соответствии с положениями ст. 67 ГПК РФ во взаимосвязи с нормами действующего законодательства.

Апелляционное определение Московского городского суда от 28.02.2019 по делу N 33-4318/2019

Вс напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащении

Суд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

По мнению одного из адвокатов, Верховный Суд обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет; цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. По мнению второго, сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

Верховный Суд опубликовал Определение № 21-КГ20-9-К5, в котором обратил внимание нижестоящих судов на правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

16 сентября 2016 г. Людмила Семёнова со своей банковской карты перевела на карту Заиры Кумаловой деньги в размере 55 тыс. руб. Почти три года спустя, 8 июля 2019 г. она обратилась в Нальчикский городской суд с иском к Кумаловой о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что ошибочно перевела деньги.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что Людмила Семёнова не доказала возникновение на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Первая инстанция указала, что с момента перечисления спорной суммы до подачи иска в суд прошло более двух лет, в течение которых истица никаких мер по возврату денег не принимала.

Кроме того, при осуществлении платежа требуется совершить ряд действий, в том числе подтвердить операцию по перечислению денежных средств.

Так как апелляция и кассация оставили решение первой инстанции в силе, Людмила Семёнова обратилась в Верховный Суд, который постановил вернуть дело на новое апелляционное рассмотрение.

Изучив материалы дела, ВС сослался на ст.

1102 ГК РФ, согласно которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, указанных в ст. 1109 ГК.

Правила, предусмотренные гл. 60 ГК, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Кроме того, п. 4 ст.

1109 ГК установлено, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

«Из приведенных норм материального права следует, что приобретенное за счет другого лица без каких-либо на то оснований имущество является неосновательным обогащением и подлежит возврату, в том числе когда такое обогащение является результатом поведения самого потерпевшего», – подчеркивается в определении. ВС также указал, что в соответствии с ч. 1 ст.

56 ГПК обязанность доказать факт получения ответчиком денег или имущества за счет истца должна быть возложена на истца, а обязанность доказать наличие обстоятельств, в силу которых неосновательное обогащение не подлежит возврату, либо то, что денежные средства или иное имущество получены обоснованно и неосновательным обогащением не являются, должна быть возложена на ответчика.

Между тем, обратил внимание Суд, первая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, по утверждению истца, ошибочно, переложил обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца.

При этом суд не дал оценки доводам Людмилы Семёновой о принятых ею мерах по установлению лица, которому ошибочно переведены деньги, в том числе предъявлению иска по месту жительства истца с целью установления фактического адреса ответчика.

Адвокат КА г.

Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина отметила, что в условиях все большего использования безналичных переводов денежных средств в быту – при оплате различного рода услуг, финансовой помощи родным и близким, благотворительности и т.п.

, когда перевод возможно осуществить, зная только номер мобильного телефона, – очень часто возникают ситуации ошибочных переводов. «Вернуть деньги затруднительно, поскольку для этого необходимо выяснить данные лица, которому были переведены деньги.

А поскольку эти данные составляют банковскую тайну и защищаются законодательством РФ о персональных данных, то получить их очень сложно. Вполне возможно, что для этого может потребоваться и год, и два, ведь закон требует указание в иске данных ответчика, от чего зависит и правильная подсудность», – заметила она.

По мнению Натальи Кузьминой, Верховный Суд абсолютно обоснованно встал на защиту интересов истца, поскольку, установив факт получения ответчиком денежных средств, нижестоящие суды не выяснили, как того требуют положения гражданского законодательства о неосновательном обогащении, имелись ли между сторонами какие-либо обязательства, как существующие, так и нет, цели перевода денежных средств, предпринятые истцом действия и т.п. При этом, указала адвокат, сам факт того, что с момента перевода денег до подачи иска в суд прошло более двух лет, не может служить основанием для отказа в иске.

Адвокат Московской коллегии адвокатов «Град» Вера Тихонова отметила, что о распределении бремени доказывания по спорам о неосновательном обогащении указано в Определении Верховного Суда от 26 ноября 2013 г. № 56-КГ13-9, позиция в котором совпадает с позицией по данному делу.

«Исходя из судебных актов можно прийти к выводу, что истцом денежные средства были перечислены ошибочно, стороны между собой не знакомы (ответчик не утверждал обратное).

Установить информацию об адресе получателя денежных средств истец самостоятельно не мог, соответственно, без полных данных невозможно было решить вопрос с возвратом в досудебном порядке. О том, что истцу не был известен получатель, также свидетельствует факт подачи иска по адресу истца.

С учетом указанных обстоятельств можно сделать вывод, что суды нижестоящих инстанций неправомерно отказали в возврате неосновательного обогащения, тем самым лишив истца возможности получения денежных средств», – указала Вера Тихонова.

По ее мнению, ссылка судов на то, что истец является недобросовестным, поскольку иск заявлен по истечении двух лет, несостоятельна.

«Сам по себе факт обращения в суд через длительное время, с того момента как стало известно о нарушении прав, не может свидетельствовать о недобросовестности истца.

В ином случае не имел бы юридического значения установленный срок исковой давности», – заключила адвокат.

Марина Нагорная

Вс разъяснил особенности доказывания в деле о взыскании неосновательного обогащения

Верховный Суд опубликовал Определение № 44-КГ21-14-К7 от 19 октября, в котором разъяснил правила доказывания в деле о неосновательном обогащении.

Суды посчитали перевод средств неосновательным обогащением

С июня по декабрь 2017 г. Евгений Лось перечислял со своих банковских карт денежные средства Любови Захожей.

Позднее мужчина обратился в суд с иском к женщине, указав, что между ними был заключен договор займа, в связи с чем он и перечислил в указанный период сумму около 133 тыс. руб., однако долг Любовь Захожая не возвратила.

Полагая данную сумму неосновательным обогащением, Евгений Лось просил суд взыскать ее, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 11 тыс. руб.

В свою очередь Любовь Захожая, не оспаривая факт получения денежных средств, указала, что истец являлся бывшим работодателем ее бывшего супруга Олега Дурбайло, заработной платой которого и являлись все перечисленные денежные средства. Она пояснила, что денежные средства Евгений Лось переводил на ее карту по устной договоренности с ее бывшим мужем в счет погашения задолженности последнего по алиментам.

Решением Краснокамского городского суда Пермского края от 8 сентября 2020 г. исковые требования удовлетворены частично: взысканы неосновательное обогащение в размере 119 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами – 10 тыс. руб., а также расходы на уплату государственной пошлины; в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Суд проанализировал соглашение об уплате алиментов от 12 апреля 2017 г., из которого следует, что Олег Дурбайло имеет обязательство перед Любовью Захожей по уплате средств на содержание их ребенка и обязуется их выплачивать.

По условиям соглашения алименты могут быть уплачены путем безналичного перевода на карту или счет либо путем передачи наличных денежных средств; денежные средства также могут быть перечислены Евгением Лосем как работодателем Олега Дурбайло.

При этом в документе отмечалось, что любые платежи, поступившие от Евгения Лося, признаются платежами Олега Дурбайло в счет исполнения обязанности по уплате алиментов.

Установив получение Любовью Захожей от Евгения Лося денежных средств на общую сумму 119 тыс. руб., суд исходил из того, что между сторонами отсутствуют какие-либо гражданско-правовые отношения, а также безусловные доказательства перечисления указанной суммы на банковский счет ответчика.

По мнению суда, указание ответчика на перечисление денежных средств во исполнение алиментного соглашения не свидетельствует о том, что истец изначально имел намерение безосновательно перечислять ответчику денежные средства.

Суд обратил внимание, что Евгений Лось стороной данного соглашения не является, соглашение об уплате алиментов им не подписано.

21 декабря 2020 г.

Пермский краевой суд апелляционным определением отменил решение первой инстанции в части взыскания с Любови Захожей процентов за пользование чужими денежными средствами, в этой части постановлено новое решение, которым в удовлетворении данных исковых требований отказано; решение суда также изменено в части снижения размера взысканной госпошлины. Седьмой кассационный суд общей юрисдикции также согласился с взысканием неосновательного обогащения с Любови Захожей в размере 119 тыс. руб.

Читайте также:  Что такое правила внутреннего распорядка организации, и кем они утверждаются?

Верховный Суд направил дело на новое рассмотрение

КС не усомнился в действующем порядке начисления процентов на сумму неосновательного обогащенияСуд заключил, что обязанность определять момент начала начисления процентов за пользование чужими деньгами, отталкиваясь от того, когда стало или должно было стать известно о неосновательности получения средств, не нарушает конституционных прав заявителя

Любовь Захожая обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев ее, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ.

Исходя из этого, заметил Суд, для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо одновременное наличие трех условий: наличие обогащения; обогащение за счет другого лица; отсутствие правового основания для такого обогащения. Он обратил внимание, что юридическое значение для квалификации отношений, возникших из неосновательного обогащения, имеет не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого.

Верховный Суд указал, что в соответствии с особенностью предмета доказывания по делам о взыскании неосновательного обогащения на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения (сбережения) ответчиком имущества за счет истца и отсутствие правовых оснований для такого обогащения, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения (сбережения) такого имущества либо наличие обстоятельств, при которых неосновательное обогащение в силу закона не подлежит возврату. При этом согласно ч. 1 ст. 56 ГПК каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд же определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, тем самым формируя по нему предмет и распределяя бремя доказывания.

ВС подчеркнул, что в рассматриваемом случае для правильного разрешения спора суду следовало установить, существовали ли между сторонами какие-либо отношения или обязательства, знал ли истец о том, что денежные средства им передаются в отсутствие каких-либо обязательств в случае, если их наличие не установлено. Кроме того, необходимо было установить, доказано ли ответчиком наличие законных оснований для приобретения этих денежных средств либо предусмотренных ст. 1109 ГК РФ обстоятельств, в силу которых эти денежные суммы не подлежат возврату.

ВС разъяснил, являются ли денежные средства, внесенные одним бывшим супругом на счет другого, неосновательным обогащениемКак указано в определении, денежные средства не подлежат возврату, если установлено, что они передавались лицом в отсутствие какого-либо обязательства – то есть безвозмездно и без встречного предоставления

Обращаясь к ч. 1 ст. 196 ГПК РФ, ВС отметил, что при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

ВС обратил внимание на то, что в апелляционной и кассационной жалобах Любовь Захожая ссылалась на то, что судом не был вынесен на обсуждение сторон как юридически значимый вопрос о квалификации возникших между ними правоотношений, притом что истец ссылался на наличие заемных правоотношений, а ответчик – алиментных обязательств. Кроме того, ответчик также обращала внимание на то, что суд неправомерно возложил на нее обязанность по доказыванию правомерности получения денежных средств.

Также ВС принял во внимание пояснение ответчика о том, что в действиях истца усматриваются признаки недобросовестности, поскольку обращение в суд с иском имело место на фоне конфликта Евгения Лося с Олегом Дурбайло как работодателя и работника. В нарушение положений ст. 67, 198 и 329 ГПК изложенные обстоятельства не были предметом исследования и оценки судебных инстанций.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам ВС посчитала, что имеющиеся судебные акты вынесены с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, вследствие чего отменила их, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Адвокаты оценили выводы Верховного Суда

ВС напомнил правила доказывания в иске о неосновательном обогащенииСуд обратил внимание, что нижестоящая инстанция, установив факт перечисления истцом денег ответчику, переложила обязанность доказать отсутствие оснований их получения ответчиком на самого истца

Адвокат МКА «ГРАД» Александр Базыкин отметил, что определение отражает подходы, которые сложились при рассмотрении подобных споров: «Нам приходилось на практике сталкиваться с такими случаями, и результат был таким же: истец должен доказать, что не злоупотребляет правами».

Он указал, что сложность участия в таких спорах выражается в том, что довольно трудно установить реальную суть отношений сторон.

«Это как раз тот случай, когда в подавляющем большинстве случаев обе стороны пытаются придумать версию, которая соответствовала бы их интересам.

В рассматриваемом случае у нас нет доступа ко всем материалам дела, в связи с чем сложно говорить о том, насколько указанное решение соответствует фактическим обстоятельствам дела», – пояснил адвокат.

На практике переводы по банковским картам осуществляются по любым основаниям без указания какого-то конкретного назначения, заметил эксперт.

Он предположил, что в данном случае была такая же ситуация, поскольку между участвующими в правоотношениях лицами существовали доверительные отношения. «Именно чрезмерное доверие приводит впоследствии к сложным спорам в судах.

Почему так происходит? Кто-то не уделяет должного внимания правовой составляющей назначения платежа, кто-то пытается “оптимизировать” налоговое бремя, кто-то вообще не знает, что нужно указывать назначение платежа.

В рассматриваемом случае, возможно, были некие трудовые отношения, которые не были оформлены надлежащим образом, в связи с чем приходилось прибегать к таким схемам расчетов, а возможно, был и заем исходя из неких доверительных отношений», – разъяснил Александр Базыкин.

Адвокат КА г.

Москвы «Гильдия Московских адвокатов “Бурделов и партнеры”» Наталья Кузьмина указала, что отмена Верховным Судом судебных постановлений нижестоящих инстанций по рассматриваемому делу обусловлена прежде всего тем, что при наличии в материалах дела такого доказательства, как алиментное соглашение, нижестоящими судами не было установлено, действительно ли между сторонами существовали какие-либо обязательства и договоренности, что имеет большое значение для правильного рассмотрения дела.

Наталья Кузьмина полагает, что периодичный характер переводов истца ответчице, само алиментное соглашение, установленный в нем ежемесячный размер алиментов, а также наличие между истцом и бывшим мужем ответчицы трудовых отношений указывают на то, что денежные средства, возможно, переводились действительно на содержание ребенка. При этом адвокат обратила внимание, что указанные обстоятельства, безусловно, подлежат подробному исследованию и установлению в целях недопущения злоупотреблений.

Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяна Сустина подчеркнула, что в настоящее время суды стали более тщательно исследовать фактуру, а не формально ссылаться на ст. 161, 166 ГК РФ, взыскивая средства как неосновательное обогащение. «Тенденция плачевная, учитывая, что использование онлайн-переводов в настоящее время только увеличивается.

Да, безусловно, оплата куртки на рынке переводом на карту продавцу действительно нарушает законодательство, однако когда покупатель выходит в суд иском о взыскании этой суммы как неосновательного обогащения, имея на руках эту куртку, ситуация выходит в плоскость морально-этическую, недобросовестную и сама по себе угрожает основам правопорядка», – прокомментировала адвокат.

В данной ситуации, предположила Татьяна Сустина, действия правоприменителей должны быть направлены на легитимизацию имеющихся фактических отношений, а не на формализацию, поскольку зачастую в подобных спорах все обстоятельства легко устанавливаются. «Надеюсь, что определение ВС создаст положительную динамику в развитии института неосновательного обогащения и его инструменты не смогут применяться сторонами для решения межличностных и корпоративных конфликтов», – заключила адвокат.

Взыскание неосновательного обогащения

(Судебная практика)

Возврат неосновательного обогащения регулируется статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ), в силу которой лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ. Причем закон устанавливает, что правила о взыскании неосновательного обогащения применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

  • Статья 1109 ГК РФ перечисляет случаи передачи имущества, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату, а именно: 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное; 2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; 3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
  • 4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
  1. Обычно при разрешении споров по искам о взыскании неосновательного обогащения у судов не возникает вопросов с определением обстоятельств, имеющих значение для дела. Для удовлетворения исковых требований суду достаточно установить:
  2. — уменьшение имущества на стороне истца, — увеличение имущества на стороне ответчика, — размер этого имущества,
  3. — переход имущества без надлежащих для этого оснований.

В законе, казалось бы, прописано все предельно четко и ясно, но в жизни часто встречаются случаи, когда деньги переходят от одного лица к другому лицу по доброй воле, но без оформления необходимых документов. Впоследствии отдавший деньги меняет свое решение и обращается в суд к получателю с иском о взыскании неосновательного обогащения.

Читайте также:  ОКПО — что это, и зачем он нужен предпринимателю?

Например, родственник или близкий человек перечисляет деньги со своего банковского счета на счет своего родственника или близкого человека с целью одарить, при этом никакие письменные договоры дарения не заключаются.

Через некоторое время межличностные отношения портятся. Даритель денег считает своим правом «наказать неблагодарного» и отобрать подаренное через суд.

Суды при рассмотрении таких споров часто принимали прямо противоположенные решения при однородных составляющих дела.

Рассмотрим некоторые случаи из судебной практики:

Пример 1.

Пожилая свекровь решила подарить своей невестке крупную сумму денег для того, чтобы последняя при любых обстоятельствах была в состоянии вырастить двух малолетних детей – родных внуков дарительницы. На своего родного сына ей рассчитывать не приходилось, поскольку он все деньги прогуливал и пропивал.

Женщина пригласила свою невестку в банк, где был открыт счет на имя невестки. В этот же день по заявлению свекрови деньги были перечислены на счет невестки без указания назначения платежа. Через два года молодая женщина решает расторгнуть брак с пьющим запоем мужем.

Свекровь после начала судебного бракоразводного процесса сына подала иск в суд к невестке о взыскании неосновательного обогащения.

В иске свекровь указала, что по ошибке перечислила своей невестке деньги и та отказывается деньги возвращать. Она также просила взыскать с невестки проценты за пользованием чужими денежными средствами в течение двух лет. Иск был удовлетворен как в части взыскания перечисленной истцом суммы, так и в части взыскания процентов.

Взыскивая указанную сумму, суд указал, что ответчиком не представлено, а судом не установлено доказательств того, что денежные средства, перечисленные истцом на счет ответчика, неосновательным обогащением не являются и не подлежат возврату, то есть договор дарения не заключался. При этом суд не выяснял у истца причину перевода денег ответчику. Апелляционная инстанция согласилась с принятым решением. Кассационная инстанция не нашла никаких нарушений.

Думается, что суд первой инстанции в нарушение п. 2 ст. 56 ГПК РФ не обязал истца объяснить, на каком правовом основании истец собственноручно оформив заявление в банке о перечислении денег на счет своей невестки, сделала перевод своих денежных средств в ее пользу? В чем заключалась ошибка при перечислении денег, о которой заявила истец?

Ответы на данные вопросы являются обязательными для установления необходимости возврата спорного имущества истцу, как неосновательного обогащения ответчика, или об отсутствии таковой.

Также нельзя согласиться с решением суда о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку по правилам ст.

395 ГК РФ начислять проценты по этому основанию возможно с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательном получении или сбережении денежных средств.

Суды, рассматривающие дело не учли, что до вынесения судебного решения ответчик не могла знать о том, что она неправомерно пользуется чужими денежными средствами, поскольку неосновательность обогащения была установлена только судом.

Пример 2.

Мать в течение нескольких лет перечисляла сыну денежные средства из США, где она проживала. Вернувшись в Россию, она подала в суд иск к сыну о взыскании суммы долга. Впоследствии она уточнила исковые требования и просила суд взыскать с сына неосновательное обогащение.

Судом первой инстанции иск был удовлетворен. Суд апелляционной инстанции решение отменил и вынес новое решение, которым в иске было отказано.

Вынося новое решение по делу суд апелляционной инстанции учел, что при перечислении спорных денежных средств на счет ответчика в банке истец имела намерения передать именно ответчику спорные денежные средства, и истец перечислила спорные денежные средства на счет ответчика не ошибочно, а добровольно и намеренно.

Суд отметил, что истец не имела обязательств перед ответчиком по выплате ему спорных денежных средств, знала об отсутствии таких обязательств. Суд дал правовую оценку тому факту, что позиция истца при обосновании целей перечисления спорной денежной суммы ответчику являлась непоследовательной и противоречивой.

Так, в исковом заявлении истец ссылается на существование долга. Затем в судебных заседаниях истец указала на наличие ошибки в перечислении.

Суд также учел, что при перечислении денежных средств ответчику истец не указала такого назначения платежа, из которого следовало бы, что денежные средства переданы ответчику на возвратной основе.

Таким образом, суд посчитал, что отсутствие назначения платежа при перечислении денежных средств ответчику при отсутствии обязательств по выплате истцом ответчику денежных средств и обязательств ответчика по возврату денежных средств в назначении платежа, свидетельствует о том, что деньги передавались именно ответчику, также свидетельствует о передаче истцом в распоряжение ответчика денежных средств без возложения на него определенной цели получения денежных средств, безвозмездно, в качестве материальной помощи, с намерением одарить ответчика.

В решение указано, что истец перевела денежные средства на банковский счет ответчика, при этом истец не могла не знать, что ответчик может распоряжаться поступившими на его счет денежными средствами. Таким образом, истец не имела оснований рассчитывать на возврат спорных денежных средств ответчиком при перечислении денег без каких-либо взаимных обязательств.

Из вышеперечисленного можно сделать один важный вывод: не принимайте безналичные деньги даже от близкого человека без того, чтобы благодетель не дал Вам письменной расписки о том, что он Вас одаряет. Эта расписка будет гарантом того, что Вас не вызовут в суд и не взыщут дар, как неосновательное обогащение. 

Взыскание неосновательного обогащения в арбитражном суде

Неосновательным обогащением считается чужое имущество, включая деньги, иные блага, которые лицо приобрело (сберегло) за счет другого, без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Например, если после расторжения договора ваш бывший контрагент не возвращает вам аванс, у него возникает неосновательное обогащение. Однако учтите, что таким обогащением будет только неотработанный аванс. 

Обязательство из неосновательного обогащения именуется также кондикционным. Сторонами такого обязательства являются потерпевший — тот, за чей счет произошло приобретение или сбережение имущества (кредитор), и приобретатель — тот, кто обогатился (должник).

В случае если неосновательное обогащение возникло в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомственен арбитражному суду.

В иных случаях (споры между физическими лицами или между юридическим лицом (ИП) и физическим лицом, а также если деятельность ИП прекращена) такие споры рассматриваются в суде общей юрисдикции.

 Взыскание неосновательного обогащения возможно в натуре (когда кредитор требует возврата ему вещи, неосновательно полученной должником) или в денежной форме. Далее речь пойдет о взыскании неосновательного обогащения в денежной форме в арбитражном суде с юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.  

Что является неосновательным обогащением и когда его можно взыскать?

Неосновательное обогащение возникает при одновременном соблюдении следующих условий:

  • лицо приобрело или сберегло имущество без оснований, предусмотренных законом, иным правовым актом или сделкой. Например, имущество было получено по незаключенному договору, или неосновательное сбережение возникает, когда основания приобретения имущества были, но затем отпали, а имущество не возвращено (возврат неотработанного аванса по расторгнутому договору, например).
  • обогащение произошло за счет другого лица. Неосновательное обогащение по общему правилу нужно вернуть. Но есть исключения. Так, вы не сможете взыскать неосновательное обогащение, предоставленное во исполнение несуществующего обязательства, если ваш контрагент докажет, что вы знали об отсутствии обязательства либо предоставили имущество в целях благотворительности.

Также по общему правилу нельзя вернуть излишне выплаченные:

  • зарплату и приравненные к ней платежи
  • пенсию
  • пособие
  • стипендию
  • возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью
  • алименты
  • иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию

Вы можете обратиться к получателю средств с просьбой добровольно вернуть такую переплату. Если он этого не сделает, вы можете взыскать ее через суд. Однако ваш иск удовлетворят, только если вы докажете, что переплата произошла в результате счетной ошибки или что гражданин действовал недобросовестно.

Какие суммы можно взыскать с ответчика при взыскании неосновательного обогащения?

  • Сумма неосновательного обогащения и дополнительных требований зависит от того, как именно обогатился приобретатель — получил ваши деньги, сберег свои, пользуясь вашими имуществом или услугами, либо получил имущество, которое теперь не может вернуть в натуре.
  • Если приобретатель неосновательно получил деньги (например, вследствие ошибочного зачисления на счет), то вы можете потребовать от него:
  • полученную сумму
  • проценты по ст. 395 ГК РФ
  • доход от использования денег — в части, не покрытой процентами по ст. 395 ГК РФ. Примером извлечения такого дохода является предоставление кредита неосновательно обогатившимся банком. Для взыскания вам нужно будет доказать, что приобретатель извлек или должен был извлечь такой доход. Учтите, что под доходом в данном случае понимается чистая прибыль (Определение ВС РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704(2))
  1. Если приобретатель сберег свои средства, пользуясь вашими услугами или имуществом без намерения его приобрести, то вы можете потребовать от него:
  • стоимость пользования аналогичным имуществом или услугами в том месте, где это происходило (например, стоимость аренды такого же офиса в том же районе города). Цену нужно узнавать на то время, когда закончилось пользование. Обратите внимание, что вы можете рассчитать сумму возмещения за весь период пользования имуществом, а не с того момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. Расчет вы можете сделать самостоятельно, однако учтите, что при обращении в суд его нужно будет обосновать. Для этого можно, например, обратиться к оценщику. Расходы на оценку суд может взыскать с приобретателя, если посчитает их судебными издержками. Таковыми, в частности, признаются расходы, которые истец понес для определения цены иска (п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 21.01.2016 № 1)
  • проценты по ст. 395 ГК РФ
  • Если у приобретателя оказалось имущество, которое нельзя вернуть в натуре, то вы можете потребовать от него: